Твоими глазами. Глава 51 min read

Плейлист

Благодаря заинтересованности Феликса и его неусыпному контролю разрешение на посещение Райанов он получил очень быстро — через неделю — и едва бумага оказалась у него на руках, он прыгнул в автомобиль.

Алану он ничего не говорил, сохраняя все в тайне до поры до времени. Хотел выложить ему всю историю целиком, начиная от дела пятилетней давности и заканчивая текущим состоянием. Пирс умел ждать. Он не торопил, не расспрашивал и даже не заводил речь, будто и не было между приятелями никакого разговора. Однако Феликс не знал, что в ресторан он теперь наведывался не столько из желания очутится в приятной атмосфере или вкусить изысканных блюд французской кухни, сколько увидеть официанта и молча разглядывать его, внимательно выискивая в лице того изменения. Официант от этого пристального взгляда в лице менялся, смущался, но держал себя в руках и даже мило улыбался постоянному клиенту, чьи чаевые, что уж и говорить, несказанно радовали его и располагали к слегка эксцентричному, но вполне безобидному посетителю.

Дом Райанов находился в пригороде. Не на самом въезде в квартал, которые фотографируют для своих буклетов риэлторы, а скорее в самой его гуще, и Феликсу пришлось изрядно попетлять по улицам, прежде чем он нашел нужный дом.

Несмотря на раннее утро, день был светлый, а пробивающиеся изредка из-за хлопьев облаков лучи солнца обещали теплый полдень. Феликс припарковался около дома и окинул его взглядом. Некогда это был милый домик, покрашенный в нежно-голубой цвет, вполне себе пряничный, как ранее и думал Феликс. Вот только пряники давно зачерствели, глазурь поблекла, а шоколад прогорк. Краска с него сыпалась, темные окна блестели мутными стеклами, тут и там валялись какие-то непонятные проржавевшие железки, газон и даже подъезд к гаражу заросли пышным бурьяном и только небольшая тропка была протоптана к дверям.

Феликс вздохнул. Он еще не переступил порога, но уже догадывался, что все будет не так радужно, как ему хотелось, если не хуже. Сколько раз, на самом деле, он видел подобную картину. Но он был здесь, а потому стянул темные очки и, подойдя к двери, звучно постучал.

Спустя минуту, двери приоткрылись и на Феликса вопросительно воззрились те самые темные испуганные глаза, которые он видел на фотокарточке. В остальном Джек Райан, а по всей видимости это был он, совсем не походил на свое детское фото. Милый мальчуган вытянулся и похудел. Длинная шея, острые плечи, обтянутые футболкой, тонкая рука, придерживающая дверь. Весь угловатый и нескладный, как и большинство детей в этом переходном возрасте.

Феликс вежливо поздоровался, представился и, показав мальчику бумагу, поинтересовался дома ли его отчим и можно ли ему войти. Немного помедлив, будто нехотя, Джек все же распахнул перед ним дверь, очевидно, для него бумага была весомым аргументом.

Стоило Феликсу ступить в сумерки дома, как воздух сотряс сердитый крик:

— Джеки! Кого там принесло в такую рань?!

Мальчишка тенью скользнул мимо Феликса, предоставив тому самому добираться в темноте коридора до гостиной. Когда Харпер вошел в комнату, тяжелый запах спертого воздуха, перегара и пыли ударили ему в нос. Глазам его представилась знакомая картина, раз от раза отличающаяся лишь незначительными деталями. На полу тут и там валялись пивные бутылки, а на затертом диване перед телевизором сидел мужчина, возраст которого сложно было определить, но что-то в районе пятидесяти, что могло быть весьма неточно, ибо из-за подобного образа жизни люди часто выглядят значительно старше. Он был одет в какую-то линялую футболку и грязные джинсы, запущенные волосы и отросшая борода говорили о том, как давно он смотрелся в зеркало. Отечное лицо с еще незамутненным алкоголем взглядом лишь потому, что стояло раннее утро, выражало крайнее удивление, с которым он воззрился на незнакомца.

— Пожалуйста, садитесь, — предложил Феликсу Джек, уступая более-менее чистое кресло, в котором он только что сидел сам и, видимо, поспешно пытался втолковать отчиму кто к ним пришел.

Сам он пересел на другое кресло, подальше, хотя на диване было полно свободного места, но видимо это была неприкосновенная территория Боба Райана.

— Меня зовут Феликс Харпер… — начал, было, Феликс, присаживаясь на край кресла, но мужчина перебил его:

— Что вам нужно? – Грубо спросил он, смерив Харпера надменным взглядом.

Феликс подавил вздох и пустился в короткие, но ясные и четкие пояснения, показав своему малоприятному собеседнику уже упомянутую выше бумагу.

Сообразив, о чем идет речь, мужчина растерял половину своей уверенности, выпрямился, пригладил волосы и попытался выглядеть прилично. Эти попытки, жалкие и не внушающие, вызывали скорее отвращение, но Феликс видел это много раз, можно было даже сказать, это было типичной реакцией таких людей. Ведь они прекрасно понимают, о чем идет речь и что жизнь их оставляет желать лучшего настолько, что ей начинают интересоваться специальные службы.

— Не знаю, право, какие еще звонки, какие проблемы… — откашлявшись, принялся растерянно бормотать Боб Райан несколько виноватым голосом и Феликс отметил, что когда-то у него был приятный баритон.

От внимания Харпера так же не скрылось, как он метнул быстрый взгляд на подростка, будто подозревал в таинственном жалобщике его, но глаза его быстро потеплели и он продолжил:

— Я малость приболел, простите за беспорядок, но мы с Джеком прекрасно справляемся. Правда, Джеки? – Райан снова взглянул на мальчика и тот усиленно закивал.

— Мистер Райан, — выдержав паузу, произнес Феликс, специально нагнетая обстановку, иначе достучатся было бы сложно, — вы понимаете, о чем идет речь? Ваш дом и ваше состояние это тоже повод для разговора, но речь идет о следах побоев у мальчика, — он пронзительно воззрился на мужчину.

Повисла неловкая пауза. Джек испуганно обнимал себя одной рукой и старался отвернуться от Феликса так, чтобы не было видно подживающей ссадины на скуле. Боб Райан тупо смотрел на Феликса и наконец со смешком спросил:

— Вы хотите сказать, это я его бью?

— Я хочу сказать, что вы как официальный опекун ответственны за здоровье и благополучие вашего подопечного, — чеканя каждое слово, произнес Феликс, — никто не обвиняет вас, тому пока нет оснований.

— Да мало ли! — фыркнул Райан, — это же мальчишки! Может в школе чего… — он повернулся к Джеку, — Джеки, расскажи этому мистеру Харперу, что случилось на самом деле, пока твоему папаше не пришили дело.

Мальчик замялся, опустил глаза и нерешительно протянул:

— В школе мне поставили подножку, и я неудачно упал. Ничего особенного.

«И правда, ничего особенного, обычное вранье», — подумал Феликс, но на лице у него не дрогнул ни один мускул.

— Мистер Райан, — обратился он снова к мужчине, — вы понимаете, что вами заинтересовались службы и так просто это не сойдет. Вам необходимо привести в порядок дом и заняться вашим сыном. А пока я с прискорбием сообщаю вам, что вынужден изложить в отчетных материалах все, что тут увидел. Ждите следующей проверки и постарайтесь навести порядок в своей жизни. Если вам понадобится какая-нибудь помощь, дайте знать, — он протянул ему свою визитку, — всего доброго.

Он не дожидался ответа, поднялся и двинулся к двери, стараясь не вдыхать застоялый воздух. Подросток тенью следовал за ним и ничего не говорил, но Феликс чувствовал его присутствие. Уже на пороге он взглянул в лицо мальчишки и увидел, какое оно бледное от испуга. Ему захотелось его подбодрить:

— Не переживай, малец, — подмигнул он ему, — все будет хорошо. У тебя есть покровители, — и, не обращая внимания на его недоуменный взгляд, направился к машине.

Джеки захлопнул дверь и замер в темноте коридора, прислушиваясь как мягко фырчит заведенный автомобиль и удаляется, увозя с собой этот звук. Но стоял он так не долго. Стоило машине отъехать, как дом разорвал яростный рык:

— Ты где, паршивец?! Сейчас я тебе покажу, как жаловаться!

Сердце Джеки ухнуло куда-то вниз, и он уже привычным движением рванулся к двери, ведущей в подвал.

Предыдущая глава
Следующая глава

Комментарии:

Оставить отзыв