Реинкарнация. Глава 10.3 (10 мин.)

Фандом: Наруто

Автор: Winged Lady Colette (разрешение на перевод получено)

Перевод: Виллем Лиске

 

Большую часть времени Сакура провела переходя от одного сражения к другому, много их было, и в большинстве она победила. Кроме одного: против знакомого Учихи. Мрачного обладателя негромкого голоса Кейге Учихе. Сакура вспомнила, что когда она только попала в Коноху этого времени и предложила помощь шиноби-медикам с раненными, этот Учиха своим негромким голосом назвал ее «госпожой» и достал для нее обувь. Настоящий джентльмен.

И он был крутым бойцом. Сакура слишком поздно заметила цвет его ленты. Белая, что равнялось ста очкам. И он действительно соответствовал ожиданиям, которые давала эта белая лента. Кейго был достаточно умен, чтобы держать дистанцию, при этом его Шаринган был постоянно активен и он использовал дзюцу. У Сакуры было немного способов противостоять чужим дзюцу.

Затем он быстро сократил дистанцию и вышел на удержание. Она оказалась в позиции в которой не могла свободно двигаться. Он поставил ее на место и заставил подчиниться. На Сакуру его способности и их действенность произвели огромное впечатление, не меньше, чем его скромное отношение. Когда битва закончилась и собравшиеся зрители начали аплодировать, он покраснел и опустил голову, пробормотав, что ему не нужна никакая похвала.

— Спасибо за схватку, — поблагодарила его Сакура, пока они шли рядом, покидая поле.

— Тебе тоже, госпожа, — ответил ей Кейго, едва заметно уважительно склоняя  голову.

— Кейго-сан, — медленно произнесла Сакура, глядя на него. Его короткие, непослушные черные волосы шевелились на ветру.

— Думаю, что ты старше меня. Нет причины, по которой ты должен был бы называть меня «госпожой». Просто «Сакура» будет достаточно.

Кейго почесал затылок, вид у него был смущенный.

— Да, госпожа…

— Кейго-сан, — медленно повторила Сакура.

Тот бросил на нее взгляд, прежде чем прочистить горло.

— Эм, извини, С…Сакура-сан…

Сакура закатила глаза, понимая, что это вероятно лучшее, чего она может от него сейчас добиться. Она просто улыбнулась ему и направилась в селение, чтобы взглянуть, есть ли там что-то, что она могла бы прикупить. В толпе она заметила Салму, идущую под руку со своим братом. Та подмигнула ей и добродушно улыбнулась через плечо, остановившись, только чтобы поздравить Кейго с победой, и продолжить свой путь дальше.

Сакура ходила от прилавка к прилавку, разглядывая товары. Там было несколько дюжин торгующих лавочек в месте, которое потом станет рынком. Она купила несколько необходимых вещей, которых, как оказалось, ей не хватало. Шарики для ванны, листья чая, несколько лент для волос, которые были нужны для работы, кое-что из продуктов, рецепты, свитки и тому подобное. Было приятно покупать вещи для дома, так она действительно чувствовала себя больше как дома. Медленно, но верно, весь дом Сакуры, кроме гостевой спальни, наполнялся утварью и казалось, будто здесь действительно кто-то живет.

Прежде чем отправиться домой с покупками, Сакура сдала выигранные ленты, чтобы их добавили к ее очкам.

Когда она уже подходила к дому, то увидела знакомую спину будущего Второго Хокаге. Он стоял перед ее крыльцом, спиной к ней. Сакура удивленно склонила голову на бок, подходя к нему.

— Могу я чем-то помочь, Тобирама-сама? — спросила она.

— Я заметил, что ранее ты ускользнула. Я подумал… сейчас удобное время? — спросил он, чуть обернувшись, при виде Сакуры и ее рук, полных покупок.

Сакура кивнула.

— Конечно. Так чем я могу помочь?

Сакура сумела переложить все свои покупки в левую руку, попутно уронив на крыльцо пару свитков, прежде чем деактивировала печати и открыла дверь. Она повернулась, чтобы поднять свитки, но они уже были в руках у Тобирамы.

— Спасибо. Зайдешь?

Тобирама сначала заколебался, было странно видеть его сомневающимся, но затем медленно кивнул.

— Да, спасибо.

Войдя, Сакура оставила дверь открытой. Тобирама прошел следом за ней и мягко прикрыл за собой дверь. Он снял сандалии, аккуратно опустив их рядом с ботинками Сакуры, которые она просто небрежно сбросила, поскольку ее руки были заняты. Сакура быстро разложила вещи по своим местам, а потом вернулась, забрала свитки у Тобирамы и поправила свою обувь.

— Будешь чай, Тобирама-сама? — спросила она, опустив свитки на стол и уже направляясь за чайником, который для нее раздобыла Салма. Может он и не хотел чая, но она точно бы выпила.

— Пожалуйста, — согласился он, но это прозвучало как-то официально.

— Жасминовый подойдет? — спросила она, даже не оборачиваясь к неловко топчущемуся посреди комнаты будущему Хокаге.

— Вполне подойдет, спасибо.

Сакура одарила его взглядом, прежде чем кивнуть в сторону стола.

— Не хотите сесть, Тобирама-сама? Не нужно придерживаться церемоний и ждать, я сейчас подойду. Она отвернулась, чтобы опустить чайный пакетик в воду, прежде чем подойти к очагу и разжечь огонь. Сакура положила в него поленья и прежде чем она начала копаться в поисках спичек, Тобирама оказался рядом. Сделав несколько простых движений руками, он выдул небольшой шаг огня, зажигая очаг. Сакура смотрела, как после этого он спокойно вернулся за стол, не сказав ей ни слова. Она поставила чайник над огнем и, пройдя к подушке, села напротив беловолосого мужчины.

— Спасибо, — поблагодарила она, на что Тобирама просто кивнул. — Не знала, что вы владеете огненным дзюцу. Должно быть сложно, с водяной натурой.

Тобирама пожал плечами:

— Я знаю несколько дзюцу разного типа. Лучше придерживаться разнообразия.

— Что, если бы я владела огненным дзюцу? — поинтересовалась Сакура, задорно улыбнувшись, — я могла бы разжечь огонь сама.

Тобирама поднял глаза на Сакуру:

— Я видел, как ты потянулась к карману. И хотя, не сомневаюсь в твоей возможности владения стилем огненного дзюцу, у меня есть серьезный повод думать, что ты им не владеешь, потому что если бы владела, то не потянулась бы за спичками, которые, как я полагаю, у тебя в кармане. Твои резервы чакры довольно полные, и даже если огонь не является частью твоей природы, простое дзюцу вроде того, что я использовал, не сильно бы их уменьшило.

Сакура рассмеялась. Такой анализ ее действий был настолько в духе Тобирамы, что она просто не могла не засмеяться:

— Почему-то меня это совершенно не удивляет. Но в твоей теории есть одно слабое место.

Тобирама переплел пальцы рук:

— О? Объясни.

Сакура покачала головой, все еще улыбаясь:

— Хотя в моем арсенале действительно может быть огненное дзюцу и чакра в резерве для его исполнения, я просто могла сохранять эту чакру для битвы или чего-то другого.

Тобирама медленно кивнул, задумчиво глядя на нее несколько мгновений.

— Хотя это возможно, но крайней маловероятно. Если бы тебе нужна была чакра, ты бы съела таблетку стимулятора чакры, которые была при тебе последние пару недель. Сакура в удивлении посмотрела на него. — Да, я знал. Я считаю своей ответственностью знать все, что связано с ресурсами селения. — возникла пауза, а потом он спросил, — она отличается от первой, да?

Улыбка Сакуры стала чуть шире.

— Ага, — она достала из кармана солдатскую пилюлю и протянула ему, — как твоя чакра?

Тобирама пожал плечами:

— Хорошо. Он внимательно разглядывал небольшой, в четверть ладони шарик и даже понюхал его.

Сакура подперла голову рукой:

— Ты уже попробовал ту пилюлю? Он покачал головой, все еще разглядывая шарик. — Тогда съешь эту. Она более сильная, но по крайней мер ты будешь знать, как это действует.

Тобирама ответил ей пустым взглядом, будто спрашивал, осмелится ли она принять его за дурака. Потянувшись, Сакура оторвала от шарика половину, закинула ее в рот и прожевав, проглотила. Другая половина осталась у него. Сакура скривилась и поежилась, подавив рвотный позыв. — Ох, да, на вкус как дерьмо. Нужно его как-то улучшить. Может я смогу научиться этому у Акимичи? Смогут они мне помочь?

Тобирама ответил ей коротким взглядом:

— Не уверен, но думаю не повредит спросить, — он подождал минуту, глядя на Сакуру. Наверное хотел убедиться, что ее не раздует, как воздушный шарик и она не умрет, ну или не позеленеет и ее не вырвет внутренностями. О вы, маловерные.

— Попробуй, — подтолкнула его Сакура, — самая ужасная часть рецептуры в противном вкусе. Если ты сможешь подавить рвотный рефлекс, то все будет нормально.

Тобирама решил рискнуть и проглотил вторую половинку солдатской пилюли. Он как-то сумел сдержаться, его лицо не изменилось даже тогда, когда горло сжалось на мгновение от невыносимого вкуса. Сакура хохотнула: «ужасно, правда?», но прежде чем он успел ей ответить, уровень его чакры подскочил до полного уровня. Его глаза на мгновение расширились, и он подождал, пока вернется к привычному состоянию, чтобы  благодарно кивнуть.

Несколько минут они просидели молча, просто глядя друг на друга. Молчание было прервано закипевшим чайником. Сакура принялась заваривать чай и наконец опустила перед Тобирамой кружку. Он сделал небольшой глоток, как будто беспокоился что способности Сакуры в кулинарии как-то скажутся на ее способе приготовления чая, но потом последовал еще один, больший глоток и он наконец снова сложил руки перед собой.

— Я хотел поговорить с тобой о печати янь, которую мы обсуждали несколько недель назад.

29+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.