«Сад для розы» — практикум по написанию романа1 min read

Стилизованная восточная сказка «Сад для розы» начала публиковаться сразу после «Твоими глазами», хотя начало ей было положено задолго до этого и самые внимательные наверняка видели ее в разделе Анонсов. Сил на подготовку «Розы» было затрачено немало: текст произведения, разумеется, является главным, но в немалой мере важна и форма в который поднесешь его читателю, а так же аннотация, обложка, реклама и выбор наиболее подходящей аудитории — каждый из этих пунктов заслуживает отдельного поста. Но сегодня я хотел бы поговорить немного о том, из каких кусочков мозаики собирается произведение.

Тема, что и говорить, обширная, о которой не писал, наверное, только праздный да ленивый. В любом случае, Гуглу явно есть что сказать. Но вместо того, чтобы повторять сухие истины, поступим более практичным образом: посмотрим на работу над материалом на примере конкретного произведения.

 

С чего начинается произведение? Разумеется, с идеи. Как и все прочие, идея для этой истории проявлялась медленно, полунамеками — сначала ты услышал строчку из песни, потом увидел цитату, затем сам собой в поисковике выскочил восточный костюм. Потом архетипы любимых персонажей начали обретать самостоятельные черты, роли были распределены, и они же обусловили течение сюжета, и — небольшой спойлер! — нетипичный для большинства произведений подобного жанра конец.

 

Здесь нельзя не сказать пару слов о теме. Тема любовного романа с восточным колоритом является обязательной составляющей серий женских романов — и на русском, и особенно в англоязычной литературе. Если поискать названия и аннотации на ключевые слова типа «desert» или «sheikh», то можно получить представление о популярности данного сюжета, ноги у которого, кстати говоря, растут из XIX века и прочно вошли в «джентельменский набор» женских фантазий после роли Рудольфа Валентино в «Шейхе» и «Сыне Шейха».

Другой вопрос, что во всех этих романах речь идет исключительно о традиционных отношениях М + Ж. Если поискать глубже, можно конечно найти мангу М + М, где жертвой свободных от моральных запретов своей религии шейхов становятся скромные герой-куны, как правило — незначительные, но яро болеющие за дело своей компании, у которой внезапно появились интересы в выдуманной восточной стране. Но манга — это все же для узкого круга читателей.

 

Название. Первоначально предполагалось, что это будет «Любящий розу» — первые два слова из поговорки «Любящий розу смирится с ее шипами». Нетипичное и красивое, мне казалось, что оно отлично подходит для данной истории — ровно до того момента, как у меня спросили, не смущает ли меня форма да и не слишком ли оно тяжелое. После некоторых мучительных размышлений название анонса на сайте поменялось на «Восточную розу». Этот вариант был подходящим — достаточно звучный, он сразу давал читателю представление о том, что за история будет перед ним разворачиваться. И все было бы отлично, если бы не одно «но»: от этого названия ужасно разило затасканным клише. Здесь можно было бы сказать, что и вся история — клише, но, во-первых, я постарался избежать при написании распространенных для восточного романа сюжетных поворотов или по крайней мере сделать их нетипичными. Что же до самого сюжета — ах, их существует определенное количество, и не повториться нельзя при всем желании.

Итак, было два варианта ни один из которых не подходил полностью. Мой редактор любезно согласился поучаствовать в брейншторме: так был составлен список из 10-15 возможных названий, некоторые из которых были очень смешными и потому не подходили, другие же слишком далеко отстояли от идеи и могли быть неправильно поняты. В итоге на глаза удачно попалась арабская пословица: «Одна роза может стать целым садом. Один человек — целым миром». Не будем раскрывать все карты сюжета, скажем лишь, что эта пословица подходила идеально, в чем вы убедитесь, читая историю 😉

 

Эпиграф. В качестве эпиграфа были взяты строчки из Диснеевского «Аладдина». В детстве вы не слишком-то задумывались над их смыслом, правда? Но если вслушаться, то вы поймете, что они совсем не детские. Смысл, кстати, был как нельзя более подходящий для «Сада».

 

Характеры персонажей. История достаточно проста и с самого начала были задуманы два персонажа. Первый из них, классический в европейском понимании представитель Востока — шейх Кадир — должен был стать квитэссенцией черт как редких и привлекательных, так и черт, которые бы воспринимались не так уж однозначно, но, тем не менее, были бы столь же привлекательны. Размеренная вдумчивость вкупе с мудростью и опытом (прибавьте сюда темные глаза, спокойную уверенность и накидку-бишт с золотым кантом) обеспечивали первое, а вот для рискованного второго хорошо подходили выраженное чувство собственного достоинства, ожидание беспрекословного подчинения и, в конце концов, решимость, которая может быть очень страшной, если она направлена на вас (на действующего героя). Как это выразилось, во что вылилось — чтобы узнать это, вам, разумеется, придется прочитать произведение до конца.

Одна из неявных черт шейх Кадира — определенная искушенность, свойственная зрелым людям, обусловила внешность и происхождение Жана Габриэля. Невозможно представить, чтобы такой представительный мужчина, каким был задуман шейх Кадир аль-Масафи, заинтересовался чем-то невзрачным, пусть даже главный герой обладал бы золотым характером/талантом/руками/пр. Насколько шейх — экзотика для нас, настолько экзотичным должен был оказаться для него самого второй персонаж. Это выразилось двояко: и внешне, что понятно с первого взгляда, и внутренне, что становится ясным спустя некоторое время.

 

Сюжет. Когда направление определено, достаточно столкнуть персонажей, чтобы сам собой образовался конфликт. В данном случае его не нужно искать или придумывать. Если персонажи достаточно продуманы, нужно только проследить за их общением и, рано или поздно, именно конфликт характеров даст желаемую бурю. Главное — подготовить почву, которая выстраивается пусть из не кажущихся по началу важными, элементов — они составляют фон.

 

Фон. Для достоверности любого произведения ничто не является таким важным, как фон. Поскольку в данном случае действие происходит в восточной стране, необходимо будет сначала выстроить именно этот антураж. В первую очередь важны: одежда, еда, местные привычки и типичные жесты, в целом и общем — дух культуры. Не важно, что Жан Габриэль не до конца понимает значение всего происходящего и не может на самом деле оценить отношение к себе шейха — читатель непременно что-то почувствует, и это будет даже интереснее, нежели сказать об этом прямо. Достаточно одной-двух фраз, из которых косвенно будет ясно, что с этой ситуацией/поведением что-то не так. Жан Габриэль в недоумении, а у тебя губы растягиваются в улыбке и чувствуешь, что и ты заодно с хищным дипломатом Кадиром.

Так же важен фон не связанный с местом, где разворачивается повествование. К примеру, в моем файле заметок несколько листов посвящено Лиону, особенно тем округам в которых живет и работает Жан Габриэль; точно прописано его образование и адрес заведения, где он учился. Именно мелкие детали подобного рода и создают реалистичную картину происходящего. Это мелочи, но, как говорил великий сыщик, нет ничего важнее мелочей.

 

Факты. Выясните заранее объективные данные, вроде названия местной валюты. Для «Сада» я так же посмотрел время перелета из одной страны в другую и температуру воздуха для сезона.

 

Вымысел. Если вы никогда не были в краях, которые описываете, или даже в стране на основе которой создали собственную — поищите материалы в сети. Особенно помогают дневники живущих там иностранцев. Культура у нас общая — европейская — и их взгляд на многие вещи скорее всего будет совпадать с вашим. Даже более того, некоторые тонкости они подметят за вас.

Правду от вымысла разделяет очень тонкая грань и только от вас и ваших усилий зависит, поверит вам читатель или поморщится, уловив ощутимую «дыру» в описании.

 

И напоследок: выше уже упоминалось, что необходимо только продумать персонажей в достаточной мере, чтобы они зажили своей жизнью. Не могу не добавить, что писать в этом случае про них — сплошное удовольствие, потому что время от времени они ведут себя так, как этого хочется им, а не как изначально планировалась по сюжету. Особенно это относится к сильным героям, таким, как Кадир: порой мне хотелось воскликнуть «браво!», когда он вел себя столь совершенно по-кадировски, что добавлять что-либо казалось просто кощунственным.

Комментарии:

Оставить отзыв