О школьной литературе1 min read

Коснувшись в прошлый раз темы аллегории дуба в романе «Война и Мир» Толстого, я бегло просмотрел программу русской литературы для школьников.

Бегло просмотрел, хочу я вам сказать… И знаете что дало это «бегло»?

Литература — это просто пыточная для школьников.

Вот посмотрите что дают для 11-летних детей, только пришедших в пятый класс:

«По полу мозг заструился, всю землю вокруг увлажняя,
Он же, рассекши обоих на части, поужинал ими, —
Все без остатка сожрал, как лев, горами вскормленный,
Мясо, и внутренность всю, и мозгами богатые кости.»
Гомер. Иллиада.

Или для 14-летних:

«Перевернулся три раза в воздухе с конем своим и прямо грянулся на острые утесы. В куски изорвали его острые камни, пропавшего среди пропасти, и мозг его, смешавшись с кровью, обрызгал росшие по неровным стенам провала кусты.»  

«Притянули его железными цепями к древесному стволу, гвоздем прибивши ему руки и приподняв его повыше, чтобы отвсюду был виден казак, и принялись тут же раскладывать под деревом костер.» 

Узнали отрывки? Это «Тарас Бульба» Гоголя.

Это очень мило, да. Вы сейчас наверняка справедливо заметите то же, что заметил и я: «А потом они скажут, что в жестокости детей виноваты фильмы и компьютерные игры».

 

И если приведенные выше отрывки изобилуют сочными описаниями жестокости, то некоторые вещи, которые читают по программе, просто нельзя понять в силу возраста. Феерия столь обожаемого мной Грина «Алые паруса» — произведение о любви и мечте, читают, кажется, в 5-м классе. Что ж удивительного в том, что ничего прекрасного для себя школьники вынести не могут, потому что не могут еще понять: «Как женщина, она была непопулярна в Каперне, однако многие подозревали, хотя дико и смутно, что ей дано больше прочих — лишь на другом языке. Капернцы обожали плотных, тяжелых женщин с масляной кожей толстых икр и могучих рук; здесь ухаживали, ляпая по спине ладонью и толкаясь, как на базаре. Тип этого чувства напоминал бесхитростную простоту рева». Это скорее для молодых юношей и девушек, для которых слово «любовь» теряет оттенок шутки.

 

Это было о любви, а вот прекрасный отрывок в целом о жизни:

«Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. прекрасный человек.»
А.С.Пушкин «Евгений Онегин».

Его проходят в 9 классе. В шестнадцать лет вчерашние подростки должны понимать что такое «в тридцать выгодно женат» и «в пятьдесят освободился от долгов».

 

Кроме того, никто из преподавателей литературы особо не торопится объяснить детям как и чем жили люди того времени. Простой пример: «занимал почетное и с хорошим жалованьем место начальника в одном из московских присутствий.» Толстой, «Анна Каренина»

Скажите, вы знаете что такое «присутствие»? Даже если и нет, то можно догадаться, опираясь на свой жизненный опыт. Опыт, господа. На что же должны опереться школьники?

 

Я уже не говорю о моральной составляющей, пусть и фоном, но все же присутствующей в русской литературе.

Муж, который изменил жене и считает, что виной разладу в семье не его измена, а не вовремя появившаяся на его лице улыбка (Анна Каренина).

Внебрачные дети у баринов, которым «все можно» (Дубровский).

Отец, который так порет своего ребенка за сломанный цветок, что тот, простите, укакался. (Детство Темы)

А еще есть изумительное житие святых Петра и Февронии Муромских, где откровенный шантаж отчего-то преподносится как пример любви — и это мы не будем затрагивать религиозную составляющую.

Некоторые произведения откровенно давят на жалость, так, что их невозможно противно читать: восхитительные «Гобсек» и «Евгения Гранде» Бальзака, или «Белый Бим Черное ухо» Троепольского.

 

Приведенные выше примеры сравнительно немногочисленны, и я уверен, что любой, кто учился в русскоязычной школе, сможет легко пополнить этот список своими «любимыми» произведениями.

 

Подведем очевидные и неутешительные итоги: дети, подростки, юноши и девушки просто физически не в состоянии охватить ширину проблематики, поднимаемой в литературе, своим мозгом. И это не их вина.

И вот я думаю, как интересно получается. Малотренированного спортсмена сразу взять двухметровую высоту не заставляют. Начинают потихоньку и понемногу, с разминок и низких планок, иначе могут быть физические травмы. А если речь идет о детях, так еще стараются сохранить желание и мотивацию.

Почему же в литературе нужно сразу прыгать двухметровую высоту? Чувствовать страдания вынужденной выйти замуж не по любви девушки; со всей ясностью ума понимать и сочувствовать переживающему кризис среднего возраста герою.

Считается, что литература прививает детям любовь к чтению, «тянет» их до нужной планки, потому она должна быть такой, какая есть.

Это печально дорогие мои!

Конечно, исследований я не проводил — это серьезная и долгая работа, требущая разработанного метода сбора информации и ее оценки. Но я не знаю ни одного человека, которому действительно нравилась бы литература в тот период его жизни, когда это было школьной обязанностью. Многие так и приходят во взрослую жизнь, неся с собой старые воспоминания и даже не пытаясь обернуться и переосмыслить (доказательством тому те самые мемы с дубом и другие (тысячи их!). И это объяснимо: никто не любит возвращаться туда, где было плохо. Зачем, уже кушали, знаем.

Сейчас смеются, что «вот если бы в школе разбирали к примеру «Сумерки» то это был бы аллес». Скажите, а что плохого в том, чтобы в школе взрослые опытные люди, преподаватели, действительно разобрали бы ту книгу, которую читают подростки. Объяснили бы, почему поступать вот так плохо, а вот так хорошо на примере близких школьникам героев, а не каких-то сферических баринов, которые кажутся ненастоящими, потому как нет их давно на свете. Легкие, ни к чему не обязывающие книги, которые так принято сейчас поливать грязью, для кого-то могли бы стать входными воротами в мир литературы. И если уж брать в пример упомянутые «Сумерки», то от них легко можно было бы перейти сначала к Энн Райс, затем к Брэму Стокеру, а потом уже добрались бы до таких именитых классиков как Шеридан ле Фаню. И заметьте — без насилия, исключительно следуя литературным интересам. Подобные примеры можно подобрать для большинства жанров, если не для всех.

 

А кроме того, меня не отпускает недоумение. Не нравится современная проза для подростков, не успевают подстроить под нее программу — в это можно поверить. Но ведь уже давным-давно существуют на свете замечательные книги Крапивина, «Звездные приключения Нуми и Ники», цикл произведений Кира Булычева про всем известную Алису, рассказы и повести Алексина… Столько действительно хороших, добротных книг для детей, подростков и юношества, т.н. «нешкольная классика». Книги с ненавязчивой моралью, правильными посылами и вечными истинами, которые подаются «по возрасту». Почему же не читать в школе их?

 

Поделитесь в комментариях, какие книги в школе особенно «запомнились» вам и чем. А так же что именно вы читали на самом деле в том возрасте в свое удовольствие?


Комментарии:

  • Как-то одновременно и согласна и не согласна с тем, что прочитала. Согласиться действительно есть с чем, и там приведены весомые аргументы. Но в все же при умелом педагоге в этом [в такой школьной программе] есть смысл. Да, список школьной литературы было бы неплохо подкорректировать, но, по Выготскому, обучение должно опережать развитие. Т.е. дети сталкиваются с чем-то неизвестным и непонятным, им нужны объяснения, и, если они их получают, рамки их сознания, их мировоззрение расширяются. Если давать детям только то, что им реально по силам, то на этом уровне ни и застрянут.
    Признаться честно, мне школьная программа по литературе никогда особо не была интересна. До 12 лет вообще читать не стремилась. В 12 лет впервые возникло желание что-нибудь почитать только потому, что слушала ужасно неприличную группу «Джен Эйр» (может название группы писалось слитно, не помню уже) и увидела на полке книгу с таким же названием. Стало дико интересно. Спросила у мамы о чем книга, читала ли она ее. Мама лишь отмахнулась, сказала, чтобы не трогала, ведь я все равно ничего не пойму. Это был вызов. С трудом, но я прочитала ее, это было очень трудно, особенно пространные описания пейзажей, но невероятно интересно, это был другой мир, далекий и привлекательный. И меня понесло: Дюма, Пикуль, Холт, сестры Бронте, Джейн Остин, Жорж Санд и многие другие, но особенно нежно любила Дюма. Тогда и на литературу в школе стала смотреть с большим интересом, хотя читать ее целиком все так же не стремилась. Но я ее вполне понимала, настолько, насколько могла. Да и невозможно понимать все полностью с первого раза. В этом прелесть классики, она многогранна.

    2+
    Ноябрь 14, 2018 19:33

    Ответить
  • (продолжение)
    Мне нравилась литература в школе и не мне одной. Хотя тут, я думаю, почти целиком заслуга учителя. Запомнились больше всего, пожалуй, «Евгений Онегин» (очень мне неприятна была Татьяна, на уроках у нас были громкие дебаты; разнесла ее [Татьяну] в пух и прах, а теперь несколько пересмотрела свое мнение, взглянула с другой стороны), «Герой нашего времени» (действительно было очень интересно читать), «Гамлет», «Тарас Бульба» (до сих пор помню, как учительница говорила, что младший сын Тараса не такой уж и плохой, просто родился слишком рано, не в свое время; чем-то меня такой подход зацепил), «Преступление и наказание», «Тихий Дон», «Темные аллеи» (мы читали только «Чистый понедельник», я опять критиковала главную героиню, не до конца ее понимая (да и как ее можно понять в том возрасте, ведь это даже и не девушка в строгом смысле, а скорее образ), а потом на волне интереса прочитала весь сборник).
    Я действительно считаю, что список школьной литературы для чтения было бы неплохо переработать и дополнить чем-нибудь посвежее, но книги все равно должны помогать развитию, а не тормозить его. Когда всё ясно и понятно, дальше ничего и не хочется. Поэтому есть книжки для легкого чтения, а есть серьезные книги, которые с наскоку не прочтешь.

    2+
    Ноябрь 14, 2018 19:33

    Ответить
    • Давайте будем честными, сколько на самом деле в стране действительно хороших учителей, способных правильно подать материал? Чаще всего учителю твое мнение не интересно и уроки литературы выглядят примерно так: «вот критика, составленная умными дядями, читать от сих до сих, приду — проверю».

      На самом деле любая литература, не только классика — многогранна, потому что книга — это застывший во времени монолит, а человек — подвижная и меняющаяся личность. Возьмите любую книгу в разные периоды своей жизни и вы обнаружите что она меняется, потому что поменялись ваше восприятие, ваши жизненные приоритеты, поменялись вы.

      Выготский говорил об опережении, однако у всего есть мера. И опережение так же должно быть выбрано с умом. Дать шестнадцатилетним детям книгу о том, как переживает герой нервное напряжение в период поступления и смиряется с провалом — вот это опережение, им предстоит это через два года и положительные примеры как это пережить, пригодятся. А давать этим же шестнадцатилетним детям внутренние страдания неудавшегося брака пятидесятилетнего мужчины, жившего двести лет назад…. по-моему это странно, не находите?
      Для контраста доведем до абсурда — тогда станет все хорошо видно. Почему развитие на опережение касается только детей? Возьмем взрослых. Давайте тоже читать на опережение. Это значит, что теперешние двадцатилетние девушки должны читать книги по приусадебному хозяйству, ведь именно это их начнет интересовать, когда они подойдут к пятидесятилетнему рубежу. Что-что? Не все будут сажать и сеять в этом возрасте? Ну и что! Не все же в пятьдесят разводятся, но литературу об этом в школе в пятнадцать — читают. Молодым парням — срочно книги о рыбалке и домашнем виноделии, пригодится к пенсионному возрасту.

      Литература дается не по возрасту. И именно об этом чаще всего пишут, когда ругают литературу как предмет. Я же в этом посте на примерах коснулся темы того, что преподаваемая литература, априори считающаяся благом, местами является вредоносной.

      А кроме того, вы правы, в школьной литературе книги — тяжеловесы. Я бы даже сказал, что все преподаваемые произведения — тяжеловесы. Это угнетает. Нет ничего для отдыха и развлечения без глубоких моральных посылов.

      1+
      Ноябрь 16, 2018 7:51

      Ответить

Оставить отзыв